ЧЕМ ПИТАЮТСЯ РАСТЕНИЯ

Есть факты, которые мы принимаем, потому что верим науке. Например, Галине Сергеевне Шаталовой, создательнице теории некалорийного питания, часто приходится напоминать своим противникам-оппонентам: балерина тратит в сутки до 8000 ккал, а рацион ее – не больше 1000 ккал. Почему же балерины не умирают, а напротив, являют собой физическое совершенство? У нас ситуация похожая. Как получается, что естественные почвы, не удобряемые ничем, тысячелетиями производят биомассу, на порядок большую, чем лучшие из наших полей, которые удобряются ежегодно и так обильно, что листовой и травяной опад и в сравнение с этим не идет?

Уже почти сто лет считается очевидным: почва быстро истощается, теряет питательные элементы и главная задача – их регулярно восполнять. И вот «новость»: именно тогда, в конце прошлого века, Овсинский и еще ряд европейских ученых доказали, что это не так. Похоже, мы столкнулись с самым значительным агрономическим мифом нашего столетия. Агрохимия учитывала и учитывает только растворенное в воде количество элементов. А почва содержит и накапливает стократно больше связанных, нерастворимых веществ. И дело в том, что естественно активная+ почва растворяет и отдает этот неистощимый запас корням растений. По сути, это и есть плодородие. Приведу данные об источниках питания, о которых в курсах академии нам не говорили.

Атмосфера весьма близка почве по составу. Активно дышащая почва получает из воздуха огромное количество азота, кислорода, углекислого газа и воды, а также заметное количество нитратов, аммиака, метана, сероводорода, йода, фосфора и органической пыли. Лишайникам, многим орхидеям, бромелиям+ и другим растениям, живущим без почвы, хватает для жизни только этого, Паханая почва из-за разрушения канальной структуры почти не дышит, не обменивается с атмосферой газами и не получает веществ из воздуха.

Минеральная основа почвы – песок, глина и породы подпочвы+ содержит все основные элементы (кроме азота – калий, фосфор, кальций, магний) и микроэлементы (цинк, йод, сера, марганец, железо, молибден, бор и т. д.) в количествах, в десятки раз больших, чем выносится с урожаем. При обороте пласта почти все эти элементы остаются в нерастворимом состоянии. Важно понять и вот что: в естественной почве корни проникают на большую глубину – до 2–4 метров, и весь этот объем служит им источником питания! В сравнении с ним пахотный слой мизерно мал.

Иван Евгеньевич научился использовать питательные резервы почвы: «...В почве содержится просто невообразимое количество питания... а мы тратим ужасные суммы на плуги, удобрения, создаем о них литературу и науку...»

«Старая (в 1899 году!) система обработки почвы затрудняет приготовление пищи для растений... Формулы обработки и рецепты удобрения давно уже стали анахронизмом (!!!), и приверженцы старой (пахотно-копочной) системы, портя землю своей обработкой, стараются свою ошибку замаскировать удобрением и известкованием. Поступают они в данном случае так, как врач, одной рукой дающий отраву, другою же – противоядие, утверждая при этом, что вся эта операция полезна для его пациента».

Убытки действительно огромны. Мы тратимся и трудимся, и все равно теряем урожай из-за засухи и переувлажнения, уплотнения и выщелачивания почвы, из-за болезненности ослабленных такими условиями растений. «...Никакая военная контрибуция не сравнится с убытками, приносимыми глубокой вспашкой...» – и Овсинский приводит убедительный анализ затрат.

Для любопытных приведу данные классиков тогдашней науки Дэгерена и Шлесинга, а также самого Овсннского о поступлении в почву разных веществ. Замечу: скрупулезность тогдашних исследований вызывает уважение.

Азота растениям нужно до 1,5 кг на сотку. Около 0,1 кг приносит роса, столько же – осадки. На пахотной земле это – все. А если почва структурирована+ и накрыта слоем перегноя, к этому прибавляется:

  1. Перегной охлаждается вдвое быстрее, что вдвое увеличивает количество росы. Мелочь?

  2. Под перегноем почва влажнее. Влажный перегной фиксирует вдвое, а влажная глина – в 20 раз больше азота, чем сухие.

  3. Вот этого мы не знали: каналы и полоски ненарушенной почвы всасывают воду – вдвое больше, чем дают осадки. И с ней – до 0,6 кг азота на сотку. Уже достаточно для урожая!

  4. Бактерии, грибки, микроводоросли и прочая живность при наличии перегнойного одеяла активно фиксируют азот, накапливая его в себе и отдавая почве. И дают они до 15 кг азота на сотку. В перегнойной почве может быть до 80 кг азота на сотку! А надо – 1,5. Хай живе и процвитае производство минеральных туков+!

Калий+ нужен урожаю в дозе 1,0 кг на сотку. В разных почвах его содержится 3–19 кг на сотку. Наши почвы – одни из самых богатых. При наличии кислот калий освобождается и переходит в раствор. Главный растворитель – угольная кислота. Дэгерен доказал это на опытах.

Фосфора нужно до 0,5 кг на сотку. В почвах – от 30 до 80 кг фосфатов на сотку. Вспашкой мы блокируем биопроизводство+ кислот. И производим удобрения.

Кальция надо до 2,5 кг, а в почвах – от 20 до 200 кг! Доступность его также зависит от кислых продуктов живого. Известкование глинистых почв увеличивает пористость, но «при рациональном содержании пористость гарантирована и без этих аптекарских средств».

Другие элементы содержатся в почве в еще больших количествах и усваиваются при тех же условиях.

«Очевидно, они (приверженцы пахоты) думают, что природа не знала, как распределить питание в почве, дала изобилие одних веществ и забыла о других, или же дала в неусвояемой форме, вследствие чего посредничество профессоров и фабрикантов искусственных удобрений сделалось необходимым. Они забывают, что в девственных степях и в лесах, где человек не испортил почвы вспашкой, природа без туков производит такую обильную растительность, какой ни один поклонник вспашки создать не в состоянии, хотя бы он удобрения употреблял целыми возами...

Но если бы даже удобрения доставались земледельцу совершенно даром и если бы они всего лучше могли помогать растениям, то и в этом случае приверженцы вспашки (вскопки!) оказались бы бессильны в борьбе с засухой, или же наоборот – вспаханная почва слишком намокает во время частых дождей, что может погубить урожай окончательно...»

Какою же должна быть почва, чтобы быть плодородной на самом деле?